А ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У ФЕРМЕРА?

Печать

Опубликовано 07.05.2016 12:08 , Автор: А.В. Болдырев Категория: Фермерская школа ЭКОН

Малый и средний сельский производитель, как бы его не называли, «частник», фермер, играл и продолжает играть важную роль в обеспечении нашей страны продуктами питания. Даже в советское время, время колхозов и совхозов, продукция частных хозяйств занимала больше место на рынке, а колхозные рынки имелись в каждом городе.
1 сентября 2015-гогода я познакомился с Юлией Байтингер – директором школы в деревне Потапово Еткульского района. От неё узнал, что её отец – фермер. Как человеку занимающемуся вопросами сельского хозяйства, пишущему на темы сельского хозяйства, мне стало интересно пообщаться с фермером. Узнать из первых рук, как живется фермеру сейчас. Встретиться долго не получалось. То уборочная, то какие-то поломки, не до корреспондентов было. Наконец я попал в гости.
Байтингер Леонид Андреевич человек в деревне Лесное уважаемый. Неоднократно избирался депутатом Совета Белоусовского сельского поселения. Очень многое делает для своей деревни. Взять, хотя бы дороги, которые он расчищает зимой своими силами. Регулярно участвует в проведении мероприятий, связанных с Днем Победы, Днем Знаний и других. Известен также и на государственном уровне. Был удостоен благодарности комитета Государственной Думы по аграрным вопросам[1].
Фермерством занимается с 1992-го года. То есть с самого начала, как только началось внедрение этого рода деятельности в нашей стране. Начинал с комбайна «Нива», который он приобрел в коркинском ДОСААФе, - будущие шоферы тренировались подъезжать под комбайн, - перебрал, отреставрировал, начал работать. Занимался всем, что делается на земле в наших краях: свиньи, крупный рогатый скот, овцы. Выделывал шкурки. Сейчас сосредоточился на пшенице, но для себя продолжает держать кое-какую скотину, тех же овец у него около сотни. Работает буквально от зари и до зари. Уходит – все еще спят, приходит – все уже спят. Зимой вот вроде бы немного посвободнее.
Слушая его, у меня всё больше и больше складывалось ощущение, что фермерство в нашей стране развивается не «благодаря», а «вопреки». Вольно или невольно, но разговор крутился больше вокруг проблем, с которыми сталкивается современный российский фермер, чем поддержки, которую оказывает государство.
Начали с помощи, которую он получил от государства. 80 тысяч из федерального бюджета и 9 – из муниципального рублей в год. Много это или мало? Тонна удобрений стоит 18000. А таких тонн требуется далеко не одна. 9000 рублей – это что-то около 250 литров солярки, а на сезон требуется бензовоз. Нужно не забывать, что акцизы на топливо выросли. Между тем по телевидению суммы выделяемой помощи называются на порядки большие. Куда уходят деньги? «Крупным холдингам» - высказал предположение Леонид Андреевич.
Далее – «Россельхозбанк». Интересная форма помощи. Сначала взял кредит, пообещали помочь погасить – выдать субсидию. Сначала субсидия приходила раз в квартал, потом раз в полгода, а потом и вообще перестали присылать, но кредит ни кто не отменял. Как же быть?
Или зерно. Сейчас овес сеять не выгодно. Земля, ГСМ, работа всё одинаково, но овес стоит 5 рублей, а пшеница – 10. И как еще принимают. Повез по весне сдавать зерно. Было третий класс. Но «Макфа» провели анализ – говорят, что готовы принять только как фуражное. Понятно «Григорович», они комбикорм делают. Но «Макфе»-то фуражное зачем? Макароны из него делать?
Скот сейчас держать сейчас не то, чтобы не выгодно, но связано с огромным количеством документов. Для того, чтобы забить быка на продажу, нужно сначала в одном месте получить справку о собственности, потом привезти быка на специализированную бойню, там в течение 7-10 дней быка забьют и только тогда можно ехать продавать. А тут же около бойни подходит «Ара», который предлагает быстро и без всяких формальностей обработать быка. Или молоко. Везешь молоко сдавать, часто говорят, что денег нет. Ладно, подождем с деньгами, но сдавать всё равно приходится. Корове ведь не скажешь: «Подожди». С документами опять же проблемы. Известно, что местным проще по-тихому сдать крупному холдингу, а тот уже продает как свое.
С посевными площадями назревает проблема. Сейчас Леонид Андреевич использует паевые земли односельчан и расплачивается с ними зерном. Но паевые земли в округе потихоньку прибирает к рукам «ЧЕПФА» - для производства кормов. Они предлагают людям совершенно иные условия.
Я спросил: «А кто работает у вас?» Оказалось, что в основном они с братом и жена где-то помогает. Когда много работы, в основном осенью – нанимают. Но и тут вопросы. Работящих людей на селе осталось мало. Кто пошустрее давно в город перебрался. Ну и алкоголь дает о себе знать. Вообще фермер постарел. Молодых нет. Осталиь те, кто начинал в 90-е. А им уже по 50-60. Смены нет.
Еще один вопрос, который возник по ходу – это нормативные документы по пенсионному обеспечению. Супруга Леонида Андреевича оформляла пенсию, так была целая эпопея с делением фермерского хозяйства, передачей её доли мужу с братом, выплатой дивидендов. Сказали «закон не доработан». А кому от этого легче?
Леонид Андреевич говорил жестко. Видно было, что «наболело». Досталось и районным и даже областным властям. Возможно, кто-то возьмется с ним поспорить. Возможно, кто-то приведет иные факты и аргументы. Но лично для меня самым серьезным и впечатляющим аргументом стало то, что дети Леонида Андреевича, - их у него шестеро, - не работают на земле и сам Леонид Андреевич не видит их фермерами. Это значит, что он не видит будущего у фермерства.
 
От автора: С точки зрения государства вроде бы понятно. Ему проще иметь дело с крупным производителем, где отлажено производство, где имеются собственные лаборатории, где отлажен документооборот. Что 9 тысяч, что 9 миллионов рублей. С точки зрения документов это одинаково. Но есть разница оформить одну банковскую проводку в 9 миллионов и 1000 проводок по 9 тысяч. Понятно, что продукты питания должны тщательно контролироваться. Это связано с жизнью и здоровьем людей. Однако опять таки есть разница проконтролировать качество и безопасность продукции одного большого производителя или сотни небольших. Исторически в нашей стране крупный производитель всегда соседствовал с малым, взаимно дополняя друг друга. Что происходит сейчас, и куда мы придем – трудно сказать. Как трудно понять, что государство собирается предпринимать для малого и среднего сельхозпроизводителя.

[1] Как бы между прочим, супруга Леонида Андреевича уточнила, что прежде чем вручить благодарность, его проверили по всем ведомствам, включая налоговую инспекцию.