МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ АГРАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
СВЕРДЛОВСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
Главная

Рейтинг@Mail.ru
Научные публикации

ВОЛЬНЫЙ БЫЧОК

Печать

Опубликовано 17.08.2015 10:22 , Автор: А. Желватых Категория: АГРОГЕНТ

Рассказ

       Пастухом Федор стал, будучи юристом.
    Столь интересная и весьма резкая смена деятельности объяснялась отнюдь не горячим желанием сменить суету городских присутственных мест и бумажную волокиту на неторопливый жизненный уклад села.
    Все объяснялось гораздо проще: давний товарищ Федора, Степан, по рождению и детству деревенский, а в городе ныне промышлявший продажей различной сантехнической утвари, решил пару лет назад завести небольшую ферму для выращивания бычков на мясо недалеко от тех мест, где прошли его ранние годы жизни.     Но, поскольку погруженный в городской ритм жизни Степан уже не мог постоянно быть в деревне, а последние нанятые местные жители оказались безнадежными пьяницами, приходилось пока решать вопрос ухода за скотиной силами родственников и товарищей.
    Одним из таких товарищей и был Федор, которому Степан сказал:
- Вот посмотри, как из зеленой травки получается красное мясо. Ты-то ведь думал, что быки выращиваются на свёкле! – и захохотал Фёдор нахмурился.
Привыкший к беззаботной с бытовой точки зрения жизни в городе, он не всегда сразу приспосабливался к лишениям и неудобствам деревни, но теперь, ко всему прочему ему была поручена важная задача по выпасу бычков. Путь бычков и Федора лежал от дома Степана на пяток километров по полю вдоль автомобильной дороги, засеянной зеленой травкой, уже начавшей редеть в самом начале пути из-за частого пощипывания бычками.
Надо сказать, что процесс выпаса казался Федору весьма занятной и простой штукой. Он подумал: «Ну вот травка, лягу сейчас полежать, помечтать и на небо посмотреть. Отдохну». И начать присматривать местечко для лёжки.  
Хотя надо было бычков организовать.  
     Стадо состояло из четырнадцати молодых телят, у каждого из которых в ухе торчало по своеобразной «серьге» - желтой бирке с номером. Федору надо было держать ровный курс движения стада, не давая им разбредаться по полю. Близость трассы, по которой достаточно часто проезжали автомобили, также держала в тонусе. Федор, облаченный в камуфляж, кепку и высокие сапоги, орудовал небольшим куском пластиковой трубки, использовавшейся в качестве погоняла. При этом Федор небезосновательно воображал себя ковбоем, то и дело для привлечения внимания бычков покручивая куском шланга над головой, представляя, что это его лихое лассо, которым он может заарканить любого из подопечных ему телят.
    «Надо будет в следующий раз найти старые отцовские джинсы Levi's и отыскать широкополую ковбойскую шляпу» - размышлял Федор, вместе со стадом пересекая стоящие в ровный ряд небольшие елочки и насвистывая себе под нос мелодию, представлявшую из себя нечто среднее между «Одиноким пастухом» и сочинениями Эннио Морриконе.
     Давая понять телятам, что пора идти дальше, Федор, подбежал к ним почти вплотную и в очередной раз прокрутил свое «лассо» и издал звуки «хоп-хоп-хоп». Стадо подчинилось его воле и небольшой кучкой переместилось на несколько метров дальше и принялось жевать траву. Видя такую послушность животных, Федор остался доволен собой и принялся с интересом наблюдать за процессом поедания травки бычками. Его интересовал вопрос, каким же образом не особо выдающаяся зеленая растительность, попадая в желудки телят, перерабатывается там в сочное красное мясо, которое потом так аппетитно выглядит на тарелке? Федор стоял и вглядывался в то, как животные, выпятив губы, аккуратно срезают зубами траву, с громким хрустом пережевывают ее, отправляя в раздувающиеся на глазах огромные животы. Представлял, какие же процессы могут происходить в этих желудках, чтобы лучшие атомы из строения растительных белков перегруппировывались, составляя тем самым белок животный, заставляя мускулы нарастать на крутых боках бычков.
     Его глубокомысленные научные размышления прервал один теленок, постепенно отделявшийся от остального стада. Федор уже знал, что номер на «серьге» этого диссидента был 643. Шестьсот сорок третий всегда норовил держаться особняком, и самостоятельно отыскивать себе прокорм. Бычку действительно было так удобнее, но в планы Федора либерализм не входил, поскольку держать внимание на одном стаде было проще, чем одновременно за стадом и отдельно стоящим теленком.
    Но в этот раз Федор увлекся созерцанием обыкновенных чудес природы чуть дольше обычного, поэтому шестьсот сорок третий успел отойти на значительное расстояние и почти залез в небольшую еловую чащу. Пробурчав недовольно себе под нос и укорив себя за нерасторопность, Федор уверенно побежал в чащу, вращая над головой куском шланга и издавая боевой клич. Обычно такая линия поведения пугала телят и заставляла их бежать прочь от человека, но, видимо в этот раз, упрямый бычок сообразил мнимость такой опасности, и при приближении Федора не шелохнулся, продолжая спокойно жевать травку. Не ожидав такого поворота событий, Федор постоял несколько секунд, и понял, что пришло время изобретать новые способы общения с упрямцем. И он начал увещевать бычка:
- Так, хороший мой, и чего это мы отбились от стада? Вольнодумцем себя считаем, батенька? Не таким как все? А ну-ка, нечего тут порядок нарушать, видишь, где твое стадо? Давай-ка, туда иди, давай! – с этими словами Федор слегка пошлепал несколько раз бычка с обоих боков вицей.
Тот глянул на Федора, как на муху, и продолжил жевать.
- Это что у нас тут за протестные настроения? – снова заговорил Федор, - Чего ты тут нашел особенного? Какая разница, где зелень жевать – здесь или там, со стадом? Тебе без разницы, а мне удобнее, чтоб ты был со всеми, так что давай-ка, к своим, пойдем! Пойдем, кому говорю! – Федор похлопал по бокам уже сильнее.
Бычок прошел пару шагов и остановился, глядя на Федора, как на большую муху. 
- Да ты чего это, решил вывести меня из душевного покоя, наглец? – уже не церемонясь, заорал Федор, обхватил бычка и начал руками двигать его по направлению к стаду, которое, надо сказать, уже ушло далеко.
Телёнок не двигался, всем своим видом давая понять, что лучше бы его оставили в покое.
- Да что ж ты за… - произнес было Федор, но осекся. И было из-за чего: самый большой и старший бык под номером 609, у которого еще была сиреневая бирка в ухе, выбежал на автодорогу, привлеченный нетронутой зеленью на другой ее стороне, а небольшая часть стада  из четырех телят уверенно устремилась за ним! И начала резвиться на дороге.
- Ах вы ж..! - почти срываясь в непечатную лексику, закричал Федор и что есть сил побежал в сторону стада. Но часть стада из пяти бычков, включая шестьсот девятого, уже вовсю наслаждалась свежей, густой травой по ту сторону дороги.
«Да чтоб тебя, шестьсот сорок третий, за это!» - в панике думал Федор, - «Это же теперь что делать надо? Тех обратно перегнать, да чтобы остальные на ту сторону не убежали!»
Закричав пуще прежнего, Федор загнал оставшихся на его стороне телят чуть подальше от дороги, а сам побежал на другую ее сторону. Надо сказать, что на другой стороне был небольшой овражек, прикрытый зеленью и незаметный из-за этого. Естественно, что Федор плюхнулся в него, поднялся, и, чертыхаясь, начал загонять перебежчиков обратно.
    «Только бы машины не ездили» - пронеслась мысль. После этого кое-как, но ему удалось выгнать обратно шестьсот девятого. Уже массивный бык, он побежал от дико орущего Федора, запинаясь на кочках и падая в овражек задними ногами. Перебежав через дорогу, он, как лидер, увлек за собой еще троих, но на другой стороне оставался еще один, прозевавший, вернее, «проевший» в густой траве переход на обратную сторону. Но, увидев, бегущего на него и кричащего Федора, осознав, что он единственный на другой стороне, испугался и решил-таки вернуться, но по каким-то своим причинам вдруг начал бежать прямо по разделительной полосе посреди дороги! В это время из-за поворота появилась машина, сбавившая скорость: водитель увидел эту картину. Выбежав на проезжую часть и руками извиняясь за ситуацию, мол, «не обессудь, друг», Федор, отчаянно, но все же не сильно, лупя по бокам бычка, загнал его на нужную сторону.
    Задыхаясь, потея, Федор пересчитал стадо, осознав, что он никого не потерял и не угробил, Федор с облегчением вздохнул и присел на траву, чтобы отдышаться. Посмотрев вдаль, он увидел, что упрямый бычок под номером 643 на том же месте мирно пощипывал травку. Федор обозлился. Пришлось подняться и он шатаясь, погнал к нему остальных. «Вот же интересно, - думал Федор, гоня телят к их упрямому товарищу, - «Проще стадо подогнать к 643-му, чем 643-го к стаду!»
Примерно через час бычки наелись и благополучно вернулись на ферму.
    Вечером Федор, дуя на свежезаваренный чай, думал: «Вот чай. Был зелёным. Но не стал красным, как мясо. Почему же так?» Глаза от усталости закрывались и вдруг прямо в лицо ему надвинулась морда гулливого бычка, которая, улыбаясь зубами, проговорила: «Ну что, Фёдор, понял, как мы из зелёной травы делаем красное мясо?»
    И Федор пролепетал: «Нет, 43, не понял», и заснул.

 

Проекты Программы Партнеры
Для пользы дела


Фотохроника
Лица и титулы



Село и люди
Живой мир
Воспитай Трудом!
Красивое должно быть вечным